Перейти к публикации

Акакий Акакиевич «Шинель»

Ирина Млодик
  • · 2 минуты на чтение

Все мы читали Гоголя в школе, и, конечно, прилежный, престарелый по нашим детским меркам Акакий Акакиевич не вызывал у нас никакой симпатии. Нам, одетым и обутым детям советского времени казалась смешной одержимая привязанность мелкого петербургского чиновника к своей шинели.

1.jpg

Присоединяясь к насмешкам его сослуживцев, мы без сострадания относились к бедам маленького человека, так сложно обретающего новую жизнь, так трагично и внезапно ее потерявшего.

Конечно, речь идёт не о привязанности к одежде. Шинель - символ новой жизни, которую бедный Башмачкин сначала не мог себе вообразить, а потом не мог себе позволить.

Свыкшись с собственной бедностью, он привык обходиться ничтожно малым, обошелся бы и без новой шинели, если б старую можно было исправить.

Все больше урезая свои мечты, желания и фантазии, которые к пятидесяти годам свелись лишь к желанию аккуратно выполнить свою работу, он почти превратился в тень, в ничто, в точку.

И был согласен с этим, если б не холодный пронизывающий питерский ветер, да портной, отказавшийся бесконечно удерживать от неминуемого распада прежнюю шинель нашего героя.

Неминуемость перемен проводит его через отрицание, торг, тревогу, к необходимости инвестировать в свою новую жизнь.

И вот новая, "с иголочки" шинель (или жизнь), сшитая знакомым портным точно под Акакия Акакиевича, знаменует собой появление Человека, обладающего размером.

Уже не тень. Самоощущение другое, обретение тела, которому теперь тепло, внимания окружающих, индивидуальности. Замечен, интересен, обласкан вниманием коллег.

Не удивительно и трагично, что грабительски отнятая в тот же злополучный день шинель, а потом и растоптанное достоинство (все это с таким трудом приобретенное!), разрушают его здоровье и рассудок. Оказывается, что без собственного достоинства, как и без любимой шинели невозможно жить.

Трагедия маленького человека оказалась не в том, что он мал, а в том, что внутри всегда есть тот, кто на самом деле хочет большего. И тогда происходит трагедия, потому что психическое взросление не поспевает за внезапно возникающими желаниями.

Башмачкин сегодня

Любому маленькому человеку в большом мире сложно, а возможно и опасно ощущать собственную ценность. Он привыкает к малости, смиряется с отсутствием желаний, амбиций, устремлений.

Малость надёжно охраняет его от всего нового, необычного, от любых перемен и жизненных вызовов. Чем больше он отказывается, тем беднее себя ощущает, тем сложнее ему решиться на то, чтобы что-то иметь, тем меньше у него прав и решительности, чтобы защищать то, что по настоящему дорогого.

Бедность не порок, пока она не становится жизненной позицией.

Возможно именно поэтому любому маленькому человеку вне зависимости от времени и места трудно разрешить себе желать большего, если он не чувствует, что в силах защитить свои желания, собственность и мечту.

Уверена, что вокруг себя вы не сразу заметите маленьких людей, они не часто попадают в поле вашего зрения, потому что не стремятся выделиться, обнаружить себя, как и Акакий Акакиевич стремятся превратиться в точку.

До тех пор, пока сама жизнь не втянет их в поток перемен, и в них не проснутся дремлющие желания, способные внезапно превратиться в одержимость.

  • Нравится 1
  • 0
  • 184

0
184
  • Нравится 1

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...