Перейти к публикации

Нам кажется, что мы жаждем свободы

Ирина Млодик
  • · 1 минута на чтение

Свобода «от», например, тяжёлых обстоятельств или обязательств, нам более понятна. Кажется, вот вырвемся, и … полетим.

Нам кажется, что мы жаждем свободы.jpg

Но после того, как свобода «от» осуществилась, наступает свобода «для». А с этим уже сложнее. Кажется, ты можешь быть счастлив возможности выбирать все что угодно, но что именно тебе угодно?

Эта свобода и порождает тревогу. Не всегда легко распорядиться бесконечным богатством возможностей и ответственностью за собственный выбор. И поэтому, если верить Э. Фромму, люди склонны стремиться к бегству от свободы чаще, чем нам кажется.

Вот и получается, что на самом деле мы больше живем в самоограничениях и запретах, нежели в свободе. Они спасают нас от тревоги. Хоть как-то выдерживать тревогу может взрослая психика. Невзрослая будет стремиться создавать или нарываться на ограничения.

Комментарий психолога, Елены Боровик:

Об экзистенции кратко)

Фромм рассматривал тревогу человека исключительно в контексте психологической теории человека. Картинка этому соответствует, человек один на один с самим собой в сером тумане абсолютной пустоты. В экзистенциальной тревоге не учитывается социальная сторона бытия человека, без которой и самого человека бы не было. Поэтому экзистенция до сих пор является больше химерой, крайностью и в прикладной психологии больше заучит как «бегство от реальности», чем что-то ценное. Допустим, что свобода обретена, тогда уже возникает другой вопрос: как эту свободу можно приложить в том месте и в том окружении, где ты сейчас находишься.

  • Нравится 2
  • 0
  • 930

0
930
  • Нравится 2

Войти

У вас нет аккаунта? Регистрация

  • Не рекомендуется на общедоступных компьютерах
  • Забыли пароль?

  • Создать...