Парижское чудо Маяковского

В Париж Маяковский приехал в ноябре 1924 года. Поэт крепко стоял на ногах и смело брал препятствия штурмом. Женщины одаряли рослого красавца жаркими взглядами и напрашивались на свидания



Но одна из парижанок не поддалась мужественному обаянию певца революции...

Встречу с юной и бойкой Татьяной, дочерью эмигрантов Яковлевых, Маяковскому устроили французские приятели. Лёгкий флирт, полагали они, поможет мужчине, утомлённому сложными отношениями с замужней женщиной и толпой безымянных поклонниц.

2-2158aa43.jpg.2017feb00fbcd9bbe31c08fa9ca93be8.jpg

Милая девушка оторопела от громового голоса поэта, читавшего свои рубленые строки и резавшего воздух взмахами длинной руки. Русская поэзия - это ведь тонко, это Пушкин и Тютчев, Фет и Полонский, это полутона и недосказанность; это Серебряный век с Аней Горенко, Мариной Цветаевой и Игорем Северяниным... А этот?

Понимать Маяковского-поэта и внимать комплиментам Маяковского-мужчины Татьяна не пожелала. Вопиющая несдержанность и безудержная напористость гостя из Москвы возмутила девушку. Сославшись на нездоровье, она раскашлялась и заторопилась уехать. Мгновенно влюбившийся Маяковский вызвался проводить простуженную прелестницу и забрался в такси вместе с нею.

В машине было холодно, и поэт, будучи настоящим рыцарем, снял с себя пальто и как пледом укрыл им Татьяну. Такое проявление преданности и тронуло, и напугало девушку. Уже более парижанка чем русская, она опасалась столь страстного ухаживания и не доверяла человеку, опьянённому славой.

Завистливые современницы выдумали поцелуи на заднем сиденье таксомотора, но сама Яковлева какое-либо сближение с потерявшим голову Маяковским отрицала.

В следующие недели они встречались каждый день, разговаривали - и вскоре расставались. Машину, которую поэт приобрёл для Лили Брик, ему помогла выбрать юная Таня. Но и только! В декабре Маяковский вернулся в Москву - один, без Татьяны, которую так и не сумел убедить в чистоте и силе своего чувства.

Друзья удивлялись: общение с девушкой укротило необоримую горячность Маяковского. К концу пребывания в Париже он стал тих, вежлив, сдержан, а весь его облик излучал искреннюю и спокойную влюблённость. Он действительно хотел жениться, но его руку и сердце не приняли.

Стихотворное «Письмо Татьяне Яковлевой», написанное уже в Москве, сохраняло статус личного послания до 1956 года и попало в печать с личного дозволения Татьяны Алексеевны. Лесенка строк заканчивалась словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - одну или вдвоём с Парижем».

Как завоевать недотрогу, Маяковский знал. Он решил дарить ей цветы - лучшие из лучших, всякий сезон новые. Гонорары за парижские выступления он поместил в банк с поручением оплачивать счета от известной цветочной фирмы. Продавцам цветов поручил доставлять букеты Татьяне Яковлевой, где бы та ни проживала.

И чудо свершилось! Вскоре после отъезда поэта в дверь девушки постучал посыльный с букетом ярких осенних астр. Когда пришла пора пармских фиалок, они оказались в комнате Татьяны. Её дом утопал в аромате гардений и камелий, сиял кипением пионов и звенел крохотными колокольчиками ландышей... В каждом букете лежала карточка с лаконичной надписью: «От Маяковского».

Поэта не стало в 1930-м. Парижские цветочники продолжали дарить Татьяне цветы: в заключённом соглашении не имелось никаких распоряжений касательно кончины дарителя. Получив известие о смерти несостоявшегося возлюбленного, Яковлева проплакала несколько дней и мысленно простилась с верным поклонником. Однако в положенный срок посыльный принёс цветы, а в них - всё ту же карточку с именем поэта.

Через десять лет страну оккупировали фашисты. Парижанам стало голодно и холодно, однако цветы от Маяковского продолжали поступать к Татьяне Яковлевой. «В самое трудное время, - вспоминала женщина в 70-х, - мне приходилось продавать на парижских улицах букеты, полученные от Владимира. Это помогло мне выжить...»

Жалела ли она о своём отказе? «Да! - твёрдо отвечает Татьяна. - Стань я его женой, отправься с ним в Москву и - кто знает? - возможно, его любовная лодка не разбилась бы о быт, а мы получили бы в дар от поэта ещё много замечательных стихов».

Аркадий Рывлин, приехавший в гости к Татьяне Яковлевой из Советского Союза, продолжал записывать.

Его собеседница настолько сжилась с мыслью о чувстве, материализованном в изящных букетах, что давно не представляет себе жизни без цветов и скромных карточек «От Маяковского».

«До сих пор?» - не поверил интервьюер.

«До сих пор! - подтвердила Татьяна. - Вы ведь не спешите? Подождите немного, мне уже звонили...»

В ту же минуту калитка на террасу распахнулась, и к дому приблизился огромный букет солнечно-жёлтых хризантем. Посыльный, невидимый за чудесными цветами, торжественно произнёс: «Мадам, цветы от Маяковского!»


ilya




Похожие статьи